О чувствах, которые под запретом

«Чем больше знания о себе, тем больше знания о мире» – никак не вписывалась эта красивая фраза в текст, поэтому оставлю ее здесь как эпиграф.

В моем мире и, думается мне, в мире многих уже взрослых мужчин и женщин, в мире который начал формироваться еще в раннем детстве, не принято было выражать в открытую свои чувства, особенно негативные. Злиться, например. Взрослые держались изо всех сил, а потом случался шквал, буря и частенько эта буря обрушивалась на самых беззащитных. То есть на нас – детей.  А вот нам злиться вообще было нельзя. Как вообще? Да вот так, в прямом смысле слова. Любые возражения, сопротивления и неумелое отстаивание своих прав пресекались в корне. Слезы отчаяния, слезы, которые душили от обиды, бессилия и злости тоже частенько запрещались фразами «Перестань ныть», «Да замолчи ты сейчас же, я сказал(а)». И вот это авторитарное «Я сказал(а)» обязательно. Как будто взрослый точно знает, какие чувства его ребенку можно сейчас испытывать, а какие нельзя. Вот так, приказал и ребенок как робот взял и переключился, как родителю удобно и хочется.

Я видела детей, которые зажимали себе рукой рот, когда мама, наклонившись грозно приказывала замолчать. Ручка закрывает рот в крике, а слезы продолжают катиться градом. И мне тогда хотелось плакать вместе с ними о своем невыплаканном и кричать о своем невыкричанном (чудные такие слова получились). И я приходила в ужас, когда повторяла эти же ошибки со своими детьми. Когда я видела их слезы, меня тут же переключало от вырывающегося бесконтрольного гнева на мысль «Да что же я творю». Ведь картинка-то знакомая. Только теперь я на месте взрослого. Чему, как говорится, научили.

Все мы родом из детства и все мы делаем многое из того, чему нас научили, что было для нас примером от взрослых, повторяя их ошибки. Хотим мы этого или нет. Многое, но не все. И даже это многое можно исправить. Как исправить, спросите вы? Разрешать себе свои чувства! Разрешать себе их испытывать, прямо здесь и сейчас. Но прежде чем позволять своим чувствам быть, их важно заметить. Каждый раз спрашивать себя: что сейчас со мной, от чего это происходит? Замечать и прислушиваться. По началу будет сложно, непривычно и очень незнакомо. Но с каждым разом узнавать себя разного будет все легче и легче, пока не дойдет до само собой разумеющегося. Замечать и признавать. Признавать и разрешать. Разрешать себе все то, что не принято обнаруживать в себе и как бы постыдно: злиться, грустить, испытывать страх, стыд, бессилие, неуверенность, вину, обиду, растерянность, раздражение, тревогу, отчаяние.

Чем больше вы замечаете за собой и разрешаете этому быть, тем лучше вы этим владеете. Тем больше шансов, что вас не засосет в пучину обид и не превратит от долго сдерживаемой злости в раздражительного и всем недовольного человека. Тем больше вероятность того, что вы уже не будете терпеть, а потом срываться, круша все и всех на своем пути. Если человек замечает, какие чувства испытывает в настоящем, он действует более осознанно. И у него появляется свобода выбора, когда можно самому выбирать как повести себя сейчас, как ответить, как дать понять другому, что с тобой, заявить о себе, не поранив и не задев чувства этого другого. И это настоящий дар! Я растерян и мне стоит это признать, тогда процесс выхода из этого состояния пойдет быстрее и безболезненнее. Не осознавая и не признавая свою растерянность, мы рискуем погрузиться в это состояние и начать испытывать стыд за неспособность взять себя в руки. Мне стыдно, а это значит, что мое представление о том, каким я должен быть и какой я есть на самом деле не совпадают. Не осознавая свой стыд, мы обрываем любой контакт с миром и с людьми, оставаясь в одиночестве. Я обижен, а значит кто-то поступил таким образом, что это доставило мне боль. Не осознавая этого, можно погрузиться в свою обиду, оставить ее в своем сердце надолго с возможным желанием отомстить обидчику, так и не прояснив, намеренно он это сделал или нет. Я раздражаюсь и это потому, что что-то пошло не так, что-то не соответствует моим ожиданиям. Не осознавая своего раздражения, мы допускаем его плавный переход в злость, а неосознанную злость в ярость. Я злюсь, а значит в нашем контакте что-то такое происходит, от чего рушатся мои границы, моя какая-то потребность в контакте с другим не удовлетворяется. Не осознавая и запрещая себе эту злость, мы просто обрубаем на корню возможность заметить, что за потребность не удовлетворена, что я не получил, что проскочил и не заметил. Потребность всегда найдет способ удовлетвориться такими вот разрушающими нас и контакт с другим способами. Замечайте, прислушивайтесь, говорите о своих чувствах. Хорошо быть просто живым. Открытым и честным, в первую очередь с собой.

P.S. А у меня с сыном совсем недавно был такой разговор. Сын в обиде говорит, что я как-то не так его назвала. Он научился говорить: «Мама мне не приятно, когда ты…». А я продолжаю ему рассказывать что-то свое, очень, на мой взгляд, умное и рациональное (я же взрослая, мне лучше знать). И тут мой 7-леточка отходит от меня и начинает со злостью стелить постель. Челюсть сжата, пыхтит, движения быстрые, резкие. «Ты чего?» — спрашиваю. «Я злюсь» — отвечает сын. «А чего злишься?» — «Потому что ты меня не слушаешь, мама». Так вот и учимся слышать друг друга. И замечать и признавать свои чувства рядышком друг с другом. И договариваться. Да я старше и поопытнее в жизни. Я мама, я живой человек. И именно поэтому я стараюсь замечать и давать право своим чувствам. И учу этому своих детей.

Я признаю и уважаю чувства своих детей через уважение и признание своих чувств. Через уважение и признание других

© Ирина Ширяева

 

 

IrishaО чувствах, которые под запретом